?

Log in

No account? Create an account

Конец Истории

в кратком изложении

[sticky post]Зачем оно надо
goga_magogov
Журнал экспериментальный. Буду выкладывать сюда главы, фрагменты, кусочки из книги, которую пишу. Вернее, нескольких книг, но на одну тему: война реформистского, просвещенческого мира против Христианской цивилизации. Рабочие названия и содержание работ следующие: "Гибель христианского мира" - о становлении и гибели Священной Римской Империи (Восточной и Западной); "Американская экспансия" - о возникновении и эволюции главной анти-традиционной, анти-христианской силы нашей эпохи; Наконец, "Русский Космос" - о Русской цивилизации и ее исторических метаморфозах.

Read more...Collapse )

27. ДВА МЕССИАНСТВА. ПРОТИВОСТОЯНИЕ (5)
goga_magogov

ГЛАВА ПЯТАЯ. ПЕРЕД ПОСЛЕДНЕЙ БИТВОЙ: ТЕХНОЛОГИИ АПОКАЛИПСИСА

Говоря о тысячелетней мессианской «перманентной революции» еврейского духа, невозможно пройти мимо такого ярчайшего её эпизода, как движение Саббатая Цви, лжемессии, всколыхнувшего своим появлениям громадные массы еврейства, вызвавший неутихающее до сего дня брожение умов, и – что для нас наиболее ценно – отбросивший колоссальную тень на события ХХ века. 

Read more...Collapse )

26. ДВА МЕССИАНСТВА. ПРОТИВОСТОЯНИЕ (4)
goga_magogov


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. ЭКСПАНСИЯ

УМСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ: МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ ПЕРЕВОРОТ 

Эпоха Возрождения — центр мировоззренческого переворота, совершенного акторами АМП. Центральная идея возрождения – возможность автономного (отдельно от Бога) существования человека, его центральное учение – герметизм.

Корпус Гермеса Трисмегиста представляет собой свод гностических текстов II-III в. н.э., приписываемых мифическому носителю изначальной египетской мудрости, к которой обращались якобы Платон, Пифагор и Моисей. Главная идея герметизма, таким образом, — равенство всех учений перед лицом довлеющей эзотерической мудрости. Герметизм учит о единстве макрокосма и микрокосма («два модуса творения» каббалы Зогара, учения о взаимовлиянии и равенстве Бога и избранного народа). Наконец, герметизм элитарен (т.е. доступен лишь избранным). Герметизм, таким образом, оказывается идеальной основой науки Нового времени. А Платоновские академии, в которых гуманисты начинают изучать герметические трактаты, представляют собой, по сути, протомасонские организации.

Read more...Collapse )

25. ДВА МЕССИАНСТВА. ПРОТИВОСТОЯНИЕ (3)
goga_magogov

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. МЕССИАНСКИЙ ПРОЕКТ НОВОГО ВРЕМЕНИ 

1492 г. был ознаменован не только открытием Америки и изгнанием евреев из Испании; согласно византийскому календарю, это был 7000-й г. от сотворения мира. Восточные христиане ожидали в этот год начала эсхатологических событий, евреи же связывали «год искупления» с началом мессианского века, уверенно предсказывая скорый приход Мессии. Реальность, однако, оказалась обескураживающей и «освобождение» обернулось изгнанием. 

Испанские короли, Фердинанд и Изабелла, не вкладывали, впрочем, в свой эдикт об изгнании евреев никакого мистического смысла. Будучи форпостом католического Рима, Испания готовилась к прямому столкновению с османами. А в такой войне оставлять в тылу столь неблагонадёжный элемент, как евреи, всегда готовые выступить на стороне мусульман, было слишком опасно. Тем более, что все попытки их ассимиляции с помощью крещения терпели крах.

Read more...Collapse )

24. ДВА МЕССИАНСТВА. ПРОТИВОСТОЯНИЕ (2)
goga_magogov



ГЛАВА ВТОРАЯ. РИМ И ИУДЕЯ: МЕССИАНСКАЯ ВОЙНА 

В III-I вв. до РХ еврейство предпринимает колоссальную по масштабам и страсти религиозно-культурную экспансию, цель которой – подготовить мир к принятию Мессии. Центром экспансии становится Александрия. Здесь на греческий язык переводиться Библия (Септуагинта, перевод Семидесяти); здесь же Филон Александрийский предпринимает попытку перевести на язык эллинской мысли еврейскую систему мира, уча о том, что Платон почерпнул свою философию у Моисея.

Еврейский прозелитизм был планомерным наступлением, направленным своим острием на обращение культурной и политической элиты римского мира. Некоторые исследователи утверждают, что на пике экспансии религию Моисея исповедовало до 7-8% жителей Римской империи, в основном горожан из высших и средних слоёв общества. Особенно много прозелитов было среди жён римских аристократов. Своего апогея экспансия достигает в эпоху Юлия Цезаря. 

Read more...Collapse )

23. ДВА МЕССИАНСТВА. ПРОТИВОСТОЯНИЕ (1)
goga_magogov

В журнале «Изборский клуб» вышла важная для меня статья, можно сказать, программная. Более того, статья, представляющая собой по сути каткий конспект книги, которую некоторое время уже пишу, и, надеюсь, скоро совсем уже допишу. Рабочее название книги «Мессианская война». В ней дана довольно широкая панорама мировой истории, которая, в свою очередь, представлена как борьба двух мессианских проектов: христианского и антихристианского (условно говоря, римско-имперского и национально-иудейского). А статья, стало быть, - краткий её конспект. 

Поскольку, как видно, статья для меня важна, а большие тексты люди у нас давно не читают, решил я выложить её по частям, несколькими концептуальными кусками. Преследуя при этом несколько целей: во-первых, заинтересовать потенциального читателя, во-вторых - показать товар потенциальному издателю. Наконец, может кто даст добрый совет или даже (а вдруг?) поможет будущей книге материально (возможности автора в этом смысле в наше время, как известно, невелики). То есть, дам в конце текста и цифры счёта, может кто и пожертвует копейку, ибо «трудящийся достоин пропитания», как Спаситель говаривал (Матф.10:10). Ну, как говориться, с Богом!


ГЛАВА ПЕРВАЯ. ИСТОРИЯ НАЧИНАЕТСЯ

Read more...Collapse )

22. КОНСЕРВАТИВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И БУДУЩЕЕ РОССИИ (часть 3)
goga_magogov



ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. КОНСЕРВАТИВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И БУДУЩЕЕ РОССИИ

«И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец».
(Матф.24:14)


«Перед концом будет рассвет»
Преп. Варнава Гефсиманский





Как выковать меч для битвы с драконом революции

Современный мир – это мир почти победившего «духа революции». 20 лет назад апологетами нового мира был даже провозглашен «конец истории» (Фукуяма), иными словами – окончательная победа либерально-мессианского вектора. Правда, как оказалось, несколько преждевременно.

Хотя противостоять тотальному агрессивному напору «духа революции» непросто (было непросто уже в начале ХХ века, тем более сегодня, когда силы его многократно выросли), хотя на его стороне все мировые финансовые ресурсы, средства массовой информации, идеология и философия современности, некоторые тенденции современности (кризис глобализма и мультикультурализма, успех правых партий, движений, лидеров в Америке и Европе, наконец, явный консервативный поворот России) заставляют говорить о возможности мировой анти-глобалистской контрреволюции.

Пока еще трудно говорить, насколько оправданы эти надежды. Ясно одно, противостояние «духу революции» необходимо. И мы имеем все основания считать, что именно Россия может возглавить это противостояние в мировом масштабе. Об этом говорит наш громадный опыт выживания в экстремальных условиях; историческое приятие Россией роли Удерживающего, и реальный исторический опыт защитницы Христианской традиции; наконец (и это главное), вселенское самосознание России и постижение мистических глубин Христианства, свойственное только Православию.

Понятно, однако, что всерьез противостоять мировому антихристианскому проекту (во всяком случае, в его политическом измерении) можно лишь на уровне всеобъемлющей государственной идеи. Причем, такой идеи, которая могла бы стать поистине всемирным знаменем борьбы против антихристианских сил. На меньшее душа России просто не откликнется, не согласится.

Но такая идеология не может быть ни построена на пустом месте, ни просто механически перенесена из прошлого. Она должна рождаться в мистической глубине идеи, прорастать из исторического прошлого, но, в то же время, быть адекватной реальному времени. В ней должен звучать мощный зов преемственности: через всю историческую Русь-Россию к сегодняшнему дню. Иными словами, новая идеология должна стать тем самым очищенным в горниле времени «духом традиции», который на всем своем историческом пути ведет борьбу с «духом революции».

Вся наша работа и была посвящена выявлению «вектора традиции» на историческом пути христианской Европы и России. И вот мы подходим к главному: проблеме выработки новой идеологии. В заключение, несколько мыслей о том, каким принципам, по нашему мнению, должна соответствовать новая идеология, чтобы стать действенным орудием борьбы с «драконом революции».

Первое. По-настоящему действенная идеология должна рождаться в самых истоках идеи и дойти до нас через все наши исторические метаморфозы (ведь подлинная традиция – непрерывна).

Второе. Ее метафизической основой должна стать ясная, всеобъемлющую философия истории (вспомним, что именно философия истории марксизма, позволившая претендовать на «научность», дала ему силы для сокрушения традиции).

Третье. Новая идеология должна являть идеал нового человека. Ясно отвечать на вопрос - каким мы видим человека будущего? Таким образом, новая идеология должна заново поставить и решить проблему личности. Но, одновременно с этим, она должна решить и проблему общности. Именно в отношении личности-общности потерпели провал как коммунистическая, так и либеральная идеологии. («пост-человечество» современной цивилизации являет печальную картину ее полного в этом смысле поражения).

Четвертое. Новая идеология должна быть, в хорошем смысле, универсальна, всечеловечна, и выражена так, чтобы стала понятна и близка всем, как сказали бы в иные времена, людям доброй воли во всех уголках планеты.

И, наконец, пятое. Принцип непрерывности обязывает нас к тому, чтобы в новой идеологии нашли отражение все лучшие элементы предшествующей.

С последнего и начнем.


Read more...Collapse )

21. КОНСЕРВАТИВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И БУДУЩЕЕ РОССИИ (часть 2)
goga_magogov


«Творческое слово есть как адамантовый мост, на котором поставлены и стоят твари, под бездной Божией бесконечности, над бездной собственного ничтожества».
Митрополит Филарет (Дроздов)

«Все страны граничат друг с другом, одна Россия граничит с Богом».
Рильке


Начиная с восстания Бар-Кохбы против Римской империи, всякая великая революция, поскольку не завершается приходом мессии, откатывается назад. Так за Английской революцией последовала реставрация Стюартов, за Французской – реакция Наполеона, за революцией Русской - империя Сталина. Феномен сталинизма оказался неким синтезом революционных и имперских идей, подобным тому, который осуществил в свое время Наполеон Бонапарт. Два исторических вектора спутались и причудливо переплелись в советской реальности. Но прежде чем мы обратимся к анализу советского опыта, бросим краткий взгляд на прошлое России и на ее место в общей трагедии Христианского мира.

Последнее время

В 980 г. Русь принимает крещение. В это время христианский мир уже политически расколот, хотя внешне еще сохраняет церковное единство. В этом, находящемся на грани раскола мире славянский Восток однозначно выбирает православие, и Русь становится законным правопреемником традиции Восточной части Христианской Римской империи.

Однако, Русская цивилизация оказалась самобытным, своеобразным миром, сильно отличающимся от рафинированно-дворцового византийского. Уже в «Слове о законе и благодати» митр. Иллариона мощно явлен ее собственный исторический вектор. Мы «последний из крещеных народов», а наше время «последнее», говорит Иларион. Потому, уже не «закон», а «благодать» должна стать нашим поводырем. Таков пафос «Слова», задающего историческую задачу Руси: нацеленность, ввиду грозно приближающейся катастрофы, на «максимум» христианства, на святость и эсхатологию, а не на спокойное развитие цивилизации и культуры.

Тот же «максимализм» обнаруживается и в корпусе летописных сводов, непрерывного текста, создающегося чуть не 800 лет подряд. Русские летописцы ставят перед собой грандиозную задачу, желая охватить взглядом всю историю, объять всю вселенную, записать все события «от Адама».

В «Слове о полку Игореве» в полную силу заявляет о себе Русский космизм: весь космос этой поэмы живет, вращаясь вокруг главного ее героя, дыша с ним одним дыханием. Но тоже «Слово о полку» уже исполнено трагическими предчувствиями.

Татарское нашествие обрывает культурное развитие Русской цивилизации на взлете и приводит к грубому утяжелению ее культурного жеста. В тяжелом окладе Московского царства уже много татарских черт. Но подлинным символом Русского средневековья становится «Троица» Рублева, написанная «в похвалу» Сергию Радонежскому. Такова и средневековая Русь: торжество просветленной духовности, скрытое под тяжелым и немым окладом, словно Китеж-град, ушедший в глубины Русского космоса...

Центральная фигура русского средневековья – безусловно, фигура Грозного. Ее трагизм предопределяет трагизм самого этого времени: в Европе бушует Реформация, несущая гибель Христианскому миру. До Руси ее ветры добираются в виде т.н. «ереси жидовствующих», имеющей вид дворцового заговора.

Отсюда и жестокая реакция Грозного, желающего удержать от натиска «антихриста» единственное, оставшееся верным христианское царство и апология Третьего Рима. Отсюда и завороженность Грозного философией Царства (Царь как образ Христа – в византийском понимании), и образом Августа - царя Рима, при котором рождается Христос. Со всем русским максимализмом, Грозный несет в себе оба эти образа. Но иногда (слишком велика ноша!), кажется, что сквозь образ Христа начинает проступать иной, противоположный образ. Грозный - это русский надрыв. В нем оказывается исчерпан образ Цезаря, удерживающего мир от распада. Исчерпано само Русское Средневековье.

За смертью Грозного следуют пресечение династии и Смута. (Не случаен и Борис Годунов, человек, уже целиком принадлежащий Новому времени: не царь, несущий подвиг служения, но человек, «сделавший себя сам»).

Новым актом русской трагедии становится драма патриарха Никона. Если драма Грозного была попыткой царства (в условиях эсхатологической катастрофы) возвысится над священством, взяв на себя его функции (ее апофеоз – трагедия митрополита Филиппа), то в образе Никона священство берет реванш.

История Никона являет нам драму «византийской симфонии властей» с другой стороны. Программа Никона - это первая большая попытка выбора нового пути Руси в изменившемся мире, первая ее, в полном смысле, геополитическая программа. Только вдохновляет Никона уже идея не Третьего Рима, а Второго Иерусалима.

Но, как и попытка Грозного отстоять христианский Третий Рим от духа антихриста, эта первая русская попытка «взять Царьград» кончается катастрофой. Итогом «бунта» Никона против царя Алексея и «старой веры» становится Раскол. С Расколом приходит конец Руси как целостной Римско-Христианской цивилизации.

Все это приходится иметь в виду, чтобы понять фигуру Петра Великого, которого часто (и, во многом, справедливо) называют «первым большевиком». Действительно, методы Петра были жестоки и чрезмерны; рана, нанесенная им Русскому миру, - ужасна; и, переброшенный им «от 17-го века к 17-му году» мост – очевидная реальность.

Однако, какая же всему этому была альтернатива?

Read more...Collapse )

20. КОНСЕРВАТИВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ И БУДУЩЕЕ РОССИИ (часть 1)
goga_magogov
Вышла в начале года книга с моим эссе. Повод его опубликовать. Тем более, что уже готова книга с тем же названем и на ту же тему.




«Государство обращается в церковь»
Достоевский

«Пушкин – это русский человек в развитии, каким он явится через 200 лет»
Гоголь


«Консервативный социализм – это просто другое название традиционного общества»
(из разговоров)

Столетний юбилей русской революции заставляет нас не только внимательнейшим образом всматриваться в последние сто лет русской истории, но и вслушиваться в гораздо более далекие исторические рифмы. Можно ли, например, не вспомнить в эти дни октябрь 1517-го, грозное начало революционной эпохи в Европе, провозглашенное 95 тезисами Лютера? Чем вообще стали для мира 500 лет революционной эпохи? Какова природа революции и почему традиционная христианская Европа не устояла перед ее натиском? Наконец, что такое сама история в своих онтологических началах? Очевидно, что лишь ответив на эти фундаментальные вопросы, можно подойти и к ответам на вопросы, более насущные. И, прежде всего, необходимо понять, что такое в своих онтологических основаниях революция и традиция и в какой фазе их противостояния находится современный мир? Куда ведет его вектор революции и что конкретно может противопоставить ему традиция?

Наша работа будет состоять из четырех частей. В первой мы попытаемся ответить на вопрос: что такое история, как зарождается в ней революционный вектор и почему он начинает превалировать над традицией? Затем обратимся к русской истории и попытаемся осмыслить место и судьбу России в общей трагедии Христианской цивилизации. В третьей части рассмотрим советский период со всеми его странными метаморфозами перехода от революционной стихии большевизма до советской империи, причудливо сочетавшей в себе модернистские и традиционные черты. Наконец, в заключительной части, суммировав наши выводы, мы попытаемся нарисовать некоторые черты будущего общества, которое могло бы достойно противостать революционным тенденциям современности…

Но прежде, немного о слове «социализм» в названии работы. Что такое консервативный социализм? Слово «социализм» впервые употребил французский философ Пьер Леру в 1834 г. Но еще Платон в диалоге «Государство» описывает вполне социалистический идеал традиционного иерархического общества: стоящие во главе государства мудрецы (или цари-философы), сословие воинов, защищающее страну («стражи»), и сословие крестьян, ремесленников, торговцев («кормильцы»). Это очень надежное, сплоченное, спаянное воедино общество, в котором каждый на своем месте, все друг в друге нуждаются и заботятся друг о друге по принципу: каждый за всех и все за каждого.

Позднее, идеалы платоновского «Государства» питали социальные институты Христианской Римской империи. Византийская «Симфония властей» представляла собой все то же иерархическое трех-сословное общество, которое венчали император и патриарх, вместе осуществляющие заботу, один - о физическом, а другой - о духовном мире граждан Империи.

Федор Успенский в «Истории Византийской Империи» описывает византийский крестьянский общинный уклад как, в высшей степени, надежный и социально защищенный. «Крестьянский закон» VIII в. дает нам прекрасную иллюстрацию социальных мер, направленных на установление и защиту свободного крестьянского сословия и мелкого землевладения. Этот общинный уклад, сохраняемый под бдительным присмотром имперской власти, был столь крепок и надежен, что оставался несломленным вплоть до турецкого завоевания.

На Западе, с его борьбой за власть и сложными феодальными взаимоотношениями сюзеренов и вассалов, подобное внимание высшей власти было исключено, а крестьянская община оказывалась в полной власти поместного дворянина. В этой, подрывающей силы государства, борьбе за власть и рождался западный либерализм. Именно фрондирующая аристократия, желающая эмансипироваться от власти короля, стала движущей силой пуританских сект, породивших современный мир с его трехголовым драконом: «либерализмом», «демократией» и тоталитаризмом - неизбежным спутником и надсмотрщиком двух первых.

Не удивительно, что, родившись как антитеза «либерализму», слово «социализм» привлекло к себе всех, кто отрицал идеи просвещения и французской революции. Такие социалисты как граф Сен-Симон провозглашали идеалы аристократическо-буржуазного общества на основе христианских идеалов и модернизированной церковности. А рука об руку с учениками Сен-Симона, и, фактически, под одними знаменами выступали такие ультра-реакционеры и правые контрреволюционеры, как Жозеф де Местр, де Бональд и Балланш. И вот здесь мы уже с полным правом можем употребить термин «консервативный социализм». О сущности же последнего можно сказать, что это просто другое название традиционного христианского общества. То есть, такого общества, которое противостоит предельной атомизации и хаосу либерализма, отстаивает традиционные ценности, считает, что интересы общества должны превалировать над эгоистическими устремлениями индивида, и которое смотрит на государство не как на «груду камней» (либерализм), но как на «дом для народа».

Read more...Collapse )

19. ТЕХНОЛОГИЯ АПОКАЛИПСИСА
goga_magogov
Написал анонс книги. Книга написана процентов на 80%. Соответственно, ищет издателей.



Формат: документальное исследование, историософия, политология. Рабочее название «ТЕХНОЛОГИЯ АПОКАЛИПСИСА».

В центре сюжета - деятельность американских неоконов - политической секты, захватившей в последние тридцать лет рычаги власти в Белом доме. С начала 90-х гг. ХХ века неоконы осуществляют сценарий большой войны на Ближнем Востоке, активно манипулируя пророчествами Священных книг. Все, что нам известно о неоконах (их философия, история, тексты) указывает на принципиальную цель: установление «Нового мирового порядка» (Буш-ст.), смысл которого, в плоскости геополитики, совпадает с идеей глобального государства, а в плоскости эсхатологии - с открытием «мессианского века». Как показывает наше исследование, путь к установлению мировой власти, лежит, по мысли неоконов, через развязывание последней «эсхатологической войны» (новой мировой войны или «четвертой мировой», как предпочитают говорить сами неоконы).

Дальнейшее исследование идейных корней неоконсерватизма приводит нас к началам европейской истории, которая предстает перед нами как борьба двух мессианских проектов. В идейно-политическом плане история Европы начинается как борьба римского и иудейского начал (два мессианизма), продолжается как борьба, условно говоря, «имперского» и «революционного» вектора, обращаясь в Новое время в борьбу мира традиции (Империя и Церковь) и мира модерна (каскад «гностических революций).

История Византии и Рима, протестантских войн, завоевания Америки, развития банковской системы, великих революций и мировых войн ХХ века проходит перед нами как единый и целостный метаисторический процесс. Его логическим завершением является сегодняшняя политическая реальность: «последняя схватка» акторов идеи «глобального государства» («неоконсервативный» и «неолиберальный» дискурс) и остатков традиционного (консервативного) мира, который представляют Россия и ее реальные или возможные союзники: Иран, Индия, Арабский мир, отчасти Турция, Япония, Китай, остатки Германского (имперского) мира.

Книга написана процентов на 80%. Соответственно, ищет издателей и спонсоров.